Тамара Ахмадуллина

Ахмадуллина ТамараО йоге как методе самопознания я узнала примерно в 2005 году. Тогда же начала заниматься, подкрепив романтическое представление доступными каноническими текстами индуистской философии.

Моим первым учителем стала подруга Наталья Антипова. На тот момент она уже серьезно практиковала, была ученицей известного Лаппы и менее известной Любомирской. Наташа помогла мне почувствовать этот многогранный древний метод без спешки и формализма, и я поняла, что это по мне.

Вторым значимым для меня человеком на пути йоги стал Антон Лисицкий. Грамотным подходом и вдохновляющим посылом он помог мне реабилитироваться после рождения сына и череды связанных с этим событий.

Фото: #wadnewski

Со временем все уравновесилось, я почувствовала в себе достаточно силы, от которой пришло желание делиться опытом практики с людьми. Тогда я решила оформить свои навыки и хаотичные знания профессионально и пошла учиться к Артему Фролову на курс Йогатерапии. Никогда до этого я не училась с таким энтузиазмом и удовольствием, а качество полученных знаний превзошло все ожидания.

Упорядочить и развить понимание личной практики и корректного подхода к инструкторской деятельности на данном этапе мне помог курс преподавателей йоги московской школы 108. Большая удача – возможность обучаться у неповторимых Михаила Баранова и Ильи Журавлева, которым я очень благодарна.

О СТИЛЕ ВИНЬЯСА-КРАМА-ЙОГА:

»С детства я много танцевала: народные танцы и классический станок в начальных классах школы, фламенко и поп-джаз в институте, настоящий джазовый танец и модерн после. Естественно, это повлияло на меня. 
Много позже, в эпоху не танца, но йоги, я познакомилась с Мишей Барановым и его техникой, что тоже повлияло на мою практику работы с телом: я почувствовала некую свободу движения, свободу в построении последовательностей. Тогда асаны и танец перестали противоречить во мне.
Год назад мне посчастливилось попасть на занятие к Свете Эос — мастеру Калари Паятту в гурукуле, наверно, единственной в Петербурге йогини, передающей это “кунг-фу” мизерной группе учеников. Кроме того, что эта древняя тантрическая система невероятно полна и слоисто многогранна, уже в первом приближении становится ясно, что Калари — это квинтэссенция “динамической йоги”! Развитие динамических практик Хатха-йоги связывают именно с традиционными индийскими боевыми искусствами и танцами (отправляю вас к статье Михаила Баранова “Карана-крама как культура движения в хатха-йоге”). Для меня теперь очевидна эта связь и то, что динамический стиль работы с телом мне очень по душе”.

Об особенностях практики асан, называемой “Виньяса крама”, есть достаточно адекватной информации в сети. Почитайте, что пишут об этом Миша Баранов, Илья Журавлев и другие ученики Шриватсы Рамасвами — ученика Тирумалая Кришнамачарьи. Именно в этой линии передачи возник стиль динамической йоги, где позы непрерывно перетекают одна в другую, направляемые потоком дыхания, сначала — естественного, потом — управляемого. Управляя дыханием, йоги используют бандхи и кумбхаки, которые на продвинутых уровнях применяются во время практики асан в этой традиции, во всем многообразии ее интерпретаций различными мастерами.

Благодаря такому целостному и живому подходу к движению тело хорошо разогревается и прорабатывается, дыхание и внимание наполняют его до кончиков пальцев. Жидкости тела лучше циркулируют в динамике и выполняют свои важные функци, а ещё тренируется сердце и нервная система приобретает адаптационный резерв. Дополнительный бонус — расширение внимание за границы физического тела, пространство вокруг становится чем-то более живым и осязаемым»